Грудное вскармливание: почему я выбрала неформальный обмен молоком


Согласно совместному заявлению Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) и Детского фонда Организации Объединенных Наций (ЮНИСЕФ ): "Лучшая пища для ребенка, который не может быть вскормлен грудью – это сцеженное молоко его матери. Лучшей едой для любого ребенка, которому недоступно молоко его собственной матери, является грудное молоко другой здоровой женщины" (ЮНИСЕФ). "Если биологическая мать не может кормить ребенка грудью, в первую очередь должно быть использовано человеческое молоко из других источников, если таковые имеются» (ВОЗ).

В честь Всемирной недели молочного обмена я хотела бы поделиться своей историей о неформальном обмене грудного молока и рассказать, почему я выбрала именно этот вариант докорма для моей дочери.

Примерно через месяц после того как я вышла на работу, у меня и моей дочери началась молочница. Не знаю, откуда она взялась, но она у нас возникла.

Это было так больно, я кормила и плакала, сцеживалась и плакала. Мои соски были воспаленными, красными, и даже прикосновение ткани к ним причиняло мне боль. Из-за этого выработка молока снизилась. Постепенно таял мой драгоценный запас молока. Сначала его было достаточно, чтобы прокормить несколько младенцев, но постепенно становилось все меньше и меньше. Сцеживать было больно, так что я сцеживала не много молока, лишь столько, сколько было нужно для кормления из бутылки, пока я на работе.

 

Мои родственники со стороны супруга проявили себя замечательно, но, как правило, немного своевольничали с молоком, имея бутылочку под рукой. Даже если было 4 часа дня, они предпочитали обезвредить беспокойную малышку бутылочкой. А так как подогретое молоко нельзя повторно замораживать, мы потеряли довольно много молока в ноябре и декабре.

Когда в январе малышка начала посещать детский сад, мне срочно потребовались идеи. У мужа выроа должность, а у меня вырос стресс. Есть две вещи, которые вы должны знать о стрессе: он может повлиять на сцеживание молока и он влияет на ваш сон. Я спала плохо, малышка просыпалась несколько раз за ночь, и молока сцеживалось мало. В некоторые дни я могла собрать на работе 300-450 мл. Но в большинство дней у меня получалось только 100-120 мл за обеденный перерыв. Это с лактогонными препаратами и супер-мощным молокоотсосом.

Я начала пробы смесей в середине января. Я готовила бутылочку, а дочка или отказывалась, или срыгивала, или принимала. Те смеси, что она приняла, в итоге дали такие жуткие опрелости, что вылечить их удалось только мощными лекарствами. Мы перепробовали смеси четырех видов, прежде чем я отчаялась. Мы попробовали и три соевых смеси. Малышка категорически не захотела их. Она и бутылку-то не хотела, а уж бутылку без маминого молока внутри тем более.

Я начала изучать молочные банки, полагая, что я могу воспользоваться деньгами, отложенными на черный день, для покупки молока. До тех пор, пока врач будет давать мне рецепт, сбережения могли бы покрывать большую часть стоимости. Тем не менее, молоко из молочного банка стоит около четырех с половиной долларов за унцию, а это где-то от 300 до 1200 долларов в месяц, в зависимости от того, на сколько мне не хватит своего молока. В таком случае, наши деньги на черный день сгорели бы в течение нескольких месяцев. Мало того, что меня останавливала стоимость, но молоко из молочных банков зарезервировано для больных детей, как правило, недоношенных в отделениях интенсивной терапии. Я была уверена, что будет большая очередь из здоровых детей на получение молока.

 

Так, я была в тупике. Я задавалась вопросом ежедневно, отлучить от груди совсем или добавить в рацион смесь для кормления в детском саду. Я просто не знала, что делать.

Теперь, когда я прокручиваю это время в голове, я не могу вспомнить, кто рассказал мне о неформальном обмене молока, но я начала общаться с другими мамами через сообщества «Human Milk for Human Babies (HM4HB)» и «Eats on Feets».

Я подумала про себя: "Если невозможно давать малышке молоко только ее мамочки, не должно ли это быть молоко от мамы другого ребенка?"

 

Я встречалась с несколькими женщинами-донорами, в том числе с медсестрой в одной из больниц, где я работаю, она дружит с некоторыми из моих друзей. Вы знаете, как тесен мир? Я это как следует прочувствовала при разговоре с ней. У нее двое детей, ее сыночек чуть старше месяца как раз был на грудном вскармливании, и предложила поделиться со мной – у нее оставалось более трех литров. Я спокойно кормила ребенка ее молоком, ведь оно же достается и ее сыну.

На день Святого Валентина я получила свой ​​первый дар молока. Я, наконец, снова могла дышать — я не собиралась отказываться от молока для своей дочери. Эта чудесная женщина подарила моей дочке более чем 4,5 л молока. Это был лучший подарок, который я получила в этом году — питание для моей дочери и с ним душевное спокойствие. В течение следующих нескольких месяцев, мы получили еще несколько молочных пожертвований, чтобы обеспечить молоком те дни когда я была не в состоянии сцеживаться.

Теперь, в те дни, когда у меня мало сцеживалось грудного молока, я не плакала каждый раз, когда брала пакет молока из холодильника. С помощью нашей молочной мамы, как я ласково называю ее, мы продлили грудное вскармливание до года. Когда я оставила свою работу в июне, мне все еще нужно было немного грудного молока для докорма, но я была в состоянии восстановить лактацию, и малышка смогла снова получать столько материнского молока, сколько ей было нужно!

 

Источник: http://worldmilksharing.net/stories/michelle/

Перевод Виктории Лебедь для проекта “Грудное молоко от мамы к маме”

Вернуться в раздел "Истории"